Slayer

День памяти Джеффа Ханнемана.

Джефф Ханнеман - (Jeff Hanneman; 31 января 1964 года — 2 мая 2013 года) — американский музыкант, соло-гитарист, один из основателей американской трэш-метал-группы Slayer. Ханнеман вырос в Лос-Анджелесе, в семье ветерана войны, что сыграло свою роль в его увлечении военной тематикой. Часто это увлечение находит отражение в написанных Ханнеманом песнях, например «Angel of Death».

На Ханнемана оказал влияние панк-рок, и Джефф внёс в Slayer быстрое и более агрессивное звучание. Также он участвовал в написании текстов и музыкального материала на каждом альбоме Slayer и является автором практически всех хитов группы, к коим относятся «Raining Blood», «War Ensemble», «Seasons in the Abyss», «Angel of Death», «Postmortem», «Dead skin mask», «Black magic», «Disciple» которые исполняются почти на каждом концерте группы.

Травма руки

В середине января 2011 года произошёл несчастный случай, из-за которого Ханнеман вполне мог лишиться руки.

Ханнеман принимал горячую ванну с холодным пивом, когда заметил, что паук кусает его за руку. «Я этого даже не почувствовал», — рассказывает он. — «Но уже через час я понял, что болен». По дороге в больницу «я видел, как разлагается плоть», — вспоминает он. — «Рука была очень горячей. Я попал в отделение экстренной помощи, и, слава богу, медсестра сразу поняла, что со мной. Хотя такие случаи достаточно редки, ей недавно попадался аналогичный. В этот момент я был на волосок от смерти».

Хотя укус паука сам по себе не представлял опасности, он вызвал бактериальное заражение нижних слоев кожи и тканей руки. «Невероятно, но доктор оказался поклонником Slayer», — говорит Ханнеман. — «Он начал общение со мной так: „Сначала я спасу твою жизнь. Затем я спасу твою руку. Затем я спасу твою карьеру“».

Ханнеман перенес срочную операцию по удалению отмерших и отмирающих тканей. Врачу удалось спасти мускулы и сухожилия, но у гитариста осталась большая открытая рана на руке. Следующие два месяца он провел в больнице, где ему пересаживали кожу и давали большие дозы антибиотиков, чтобы победить инфекцию. «Мне пришлось заново учиться ходить», — говорит Ханнеман. — «Я целый месяц не вставал с постели. Пересадки кожи были очень болезненными, а все мускулы и сухожилия в руке ослабли. Но я справился. Я считаю, что мне повезло в том, что медсестра и врач сразу поняли, что со мной случилось, потому что в противном случае все могло бы быть гораздо хуже».

Пока коллеги Ханнемана по Slayer выполняли гастрольные обязательства с помощью временного гитариста Гэри Холта из Exodus, Джефф потратил большую часть 2011 года на восстановление после болезни. «О чем-то подобном я мог написать в одной из своих песен», — признает он. — «Все неприятности, которые могли случиться со мной в этом году, случились. Но сейчас все нормально. Сатана прикрыл меня со спины».

Смерть

2 мая 2013 года в 11 часов утра ( 23 часа MSK) Джефф Ханнеман скончался от печёночной недостаточности. Как констатировали врачи, смерть могла наступить от последствия укуса паука в 2011 году. Джеффу Ханнеману было 49 лет. Официальная причина смерти — цирроз печени, связанный со злоупотреблением алкоголем…

Коллеги по цеху

Роберт Трухильо (басист Metallica): Должен сказать, что Джефф Ханнеман был исключительной личностью. Человеком, который не любил всю эту официальную суету; да, он решил жить и оставаться в тени и просто сочинять величайшие гитарные риффы на свете. Так что покойся с миром, Джефф. Нам будет очень тебя не хватать.

Джеймс Хэтфилд (фронтмен Metallica): Да, всегда тяжело, когда теряешь металлического соратника, особенно того, с кем вырос в одном городе, в одном районе, вырос в одном временном отрезке, играл в одном жанре, имел схожие цели в жизни… да много чего общего. И когда кто-то уходит из жизни слишком рано, от этого всегда тошно на душе. Да, не в первый раз мы теряем кого-то, но терять всегда тяжело… всегда. И храни его господь, спи спокойно, Джефф Ханнеман.

Чарли Бенанте (барабанщик Anthrax): Джефф умел посмеяться от души, и я годами слушал его потрясающий смех. Представляете, человек, писавший такую лирику, как «почувствуй, как мой нож нещадно пронзает тебя», обладал великолепным чувством юмора. Я всегда буду помнить его за дарованную им музыку и тот шорох, который он навел в нашем металлическом мире.

Гэри Холт (гитарист Exodus и Slayer): Джефф, братишка, для меня было честью попытаться по возможности сыграть твои песни наилучшим образом. На этом свете есть только один единственный Джефф Ханнеман. У меня только одна надежда, играть написанные тобой песни с такой же самоотдачей, с какой их играл и сочинял ты сам, так как ты единственный и неповторимый; и ты создал основу основ давным-давно. Мой дорогой друг, мы получали ни с чем несравнимый кайф на великолепных концертах и турах, проведённых вместе (Venom, Slayer, Exodus и т. д.). Мы были теми самыми молодыми и голодными трэшерами, готовыми расфигачить все на своем пути, и мы это делали с превеликим удовольствием. Именно движимые собственным стремлением все сметать и уничтожать, мы и взялись за гитары. Огромной любви и уважения, и мои глубочайшие соболезнования семье Ханнемана и всей семье Slayer. Тебя больше нет, но мы всегда помним и скучаем по тебе. Покойся с миром.

Алекс Скольник (гитарист Testament): У Джеффа было своё тонкое, особое чувство юмора, и, несмотря на то, что он был немного более замкнутым типом, чем остальные из лагеря SLAYER, он считал, что жизнь нужно прожить на полную катушку, что жизнь – это праздник. Поклонники и почитатели таланта Джеффа ценили в нем его неизменный и гениальный стиль — сам факт, что он не отступал от собственного направления. В книге Джона Вейдерхорна и Катерины Турман «Громче, чем ад: Самая полная история металла» («Louder Than Hell: The Definitive Oral History of Metal»), есть такая цитата Джеффа: «Одно время я старался превзойти то, что творили всем известные «терзатели струн» и очень вырос как гитарист. Потом я сказал себе: «Едва ли меня можно назвать талантливым, но самое главное, что мне наплевать». Но как вам подтвердят легионы преданных фанатом Slayer по всему миру, суждение Джеффа о самом себе как фактически бесталанном – это полная фигня. Его талант можно охарактеризовать всего одним словом: «огромный». Джефф выделялся на фоне остальных металлических гитаристов своей техникой ритм-партий, своим мастерством автора-сочинителя, и тем, за что его будут вспоминать еще очень и очень долго — своими риффами. Но его безумные, лихорадочные соло также имели важное значение. Это были вовсе не показные соло, как можно себе представить. Эти соло-партии имели свою художественную ценность — они были призваны стать звуковым сопровождением для понимания лирики Slayer. Эти соло могли быть резкими, порою раздражающими, и иной раз беспорядочными. Эти соло практически не имели ничего общего с соло-партиями типичных гитарных виртуозов, скорее, эти соло являлись звуковыми коллажами уровня таких авангардных импровизаторов, как Дерек Бейли и Джон Зорн, причём последний признался, что является фанатом Slayer для которого эта группа служила вдохновением. Хотя более широкий и более целостный гитарный стиль Джеффа так и не получил такого же признания, как это произошло у его более техничных, более искусных современников, сам Джефф никогда не изменял своему оригинальному стилю. И тот факт, что он продолжал атаковать своей гитарой с какой-то безжалостной отрешённостью — словно был защитником своей любимой команды «Oakland Raiders» (чей логотип украшал некоторые из его фирменных гитар «ESP») — без сомнения сыграл свою важную роль в том, что музыка Slayer всегда будет считаться важнейшей силой металлического мира. Нам осталась память о нем и монументальные песни и риффы, которые будут жить вечной жизнью в крови металлистов. Оставаясь верным себе и выражая свой собственный уникальный стиль, в конечном итоге Джеффу Ханнеману удалось сделать то, что многие музыканты, никогда не достигнут — он повлиял на эту музыку так, что весь металлический жанр изменится.

Адам «Нергал» Дарски (фронтмен Behemoth): Это была сокрушительная новость. Slayer были больше, чем группа. Для меня их суть заключалась в подходе, и именно это оказывало влияние на меня и Behemoth все эти годы. И за это я всегда буду им благодарен. Я помню, как мы открывали их концерт в Польше много лет назад — для нас это было впервые. У меня была возможность встретиться с Армандом, гитарным техником Керри Кинга, и узнать, что он огромный поклонник Behemoth. Так что когда я его увидел за настройкой гитар, играющим Conquer All, я зарделся от гордости. Он также всегда позволял смотреть мне выступление Slayer со сцены. Когда мы ездили с ними в тур Mayhem по США, я ходил и смотрел каждое выступление Slayer. Я не пропустил ни единого концерта. В один день это было со стороны Керри, в другой — со стороны Джеффа, а как-то я стоял прямо перед сценой. О да… Можете называть меня самым большим счастливчиком на Земле! Мне лишь однажды посчастливилось встретиться с Джеффом лично. Когда мы и ещё ряд групп делали барбекю, к нам подошли он и Дейв Ломбардо — оба уже весёленькие, ха-ха — мы попросили зайти их в наш автобус и сделать несколько снимков. Я понимаю, в этом нет ничего захватывающего — просто всего лишь вечеринка. Но помните, что для ребенка, выросшего на прослушивании Evil Has No Boundaries в 9 или 10 лет, такое событие было важнее всего на свете. Тебя будет очень не хватать, Джефф.

Том Арайа (басист и вокалист Slayer): «Когда мы только сформировали SLAYER, постоянно репетировали, с каким-то религиозным исступлением, 24 часа в сутки, семь дней в неделю. Мы с Джеффом часто зависали и общались, он жил в гараже моего отца, одновременно служившего нашей репетиционной точкой. Когда у него появилось собственное жилье, у него был 8-ми дорожечный магнитофон и я приходил к нему записать собственные песни, не песни SLAYER, а другие свои сочинения. На определенном этапе, музыкант играет в группе, но начинает жить своей жизнью, отдельно от группы, просто уже не живешь своей группой круглосуточно, постоянно и не проводишь так много времени вместе, как раньше. Я скучаю по тем давним временам. Помню, как мы были в Нью-Йорке, записывали альбом „South Of Heaven“. Мы с Джеффом жили в одном отеле, и нам надо было ехать в студию — кажется, та самая студия находилась в квартале „Chung King“, просто жалкое местечко. В итоге мы вышли из отеля и решили прогуляться, но потом начался дождь. Мы прошли не больше пяти кварталов, но дождь явно усилился, так что мы вымокли до нитки, и тогда решили взять такси. И вот представляете картину, два длинноволосых чувака в кожаных куртках, мокрые как крысы, тормозят „мотор“ чтобы добраться до студии. Естественно, никто бы не остановился, чтобы нас подкинуть. Пришлось тащиться пешкодралом. Джефф был „дорогой жизни SLAYER“, он написал так много песен, за которые всегда будут помнить эту группу. Он был добродушным, хорошим парнем».

Керри Кинг (гитарист Slayer): «Я так часто и с огромным удовольствием общался с Джеффом… Помню, как в начале нашей карьеры, на гастролях, мы с ним допоздна не ложились спать, запросто могли всю ночь проторчать в гастрольном автобусе, просто тусовались, разговаривали, смотрели вместе какие-то фильмы… фильмы о Второй Мировой Войне, какие-то ужастики, мы столько раз вместе смотрели „Цельнометаллическую оболочку“, что практически знали наизусть все диалоги героев этого фильма. Он был очень увлечен историей Второй мировой войны. Его отец воевал на той войне, поэтому, когда SLAYER впервые выступали в России — кажется в 1998 — мы с Джеффом ходили по московским музеям военной истории. Никогда не забуду, как он обходил музейную экспозицию, рассматривал все эти танки, оружие и прочие предметы. В тот момент он был похож на мальчишку, проснувшегося в рождественское утро. Но это была „его тема“, он прекрасно разбирался в истории Второй Мировой, причем настолько хорошо, что вполне бы мог преподавать эту историю в школе». 

67

  spiritofrock.ru

Slayer, рок-дата